Возможное назначение «топоров Перуна»

Перевод выполнила Владимирцева Василина, КИР «Усталые Лисы».

В данной статье мы сфокусируемся на раннесредневековых фигурках топоров, так называемых «Топориков Перуна», которые в последнее время всё больше привлекают к себе внимание реконструкторов и нео-язычников. Мы попробуем обозначить ключевые источники информации и поразмышляем над возможными функциями этого символа, который, несомненно, является очень противоречивым.

Важно отметить в самом начале, что по крайней мере в IX – XII вв. миниатюрные топорики использовались на территории от Ирландии до Руси, и их находки не привязаны к землям славянских народов, как принято считать. Видимо, форма топориков копирует исходную форму местных топоров, и в случае, когда мы находим миниатюру, которая не соответствует форме местного орудия, мы можем предполагать о передвижениях людей или об импорте товаров. В основном миниатюры делались из медных сплавов (бронзы), янтаря, серебра, железа, оловянных сплавов, свинца и кости. Название «Топор Перуна», (в последствии мы расскажем об этом поподробнее), основан на интерпретации из 1960г., что не находит отражения в современных исследованиях. По этой причине мы будем использовать термин «миниатюры».

Исследования топоров-миниатюр прошли через века интерпретаций, вследствие чего существуют самые различные взгляды на эту тему. Неэффективная каталогизация и недостаток взаимообмена опытом между западноевропейскими, скандинавскими и восточноевропейскими исследователями привело к появлению неполных каталогов, данные которых не пересекаются. На данный момент лучший источник по западноевропейским миниатюрам-топорикам – каталоги P. Kucypera, P. Pranke a S. Wadyl (Kucypera – Pranke – Wadyl 2010Kucypera – Pranke – Wadyl 2011), которые насчитывают 154 образца с X по XIII век. Скандинавские и западноевропейские миниатюры были описаны Бо Дженсеном (Jensen 2010) и насчитывают 44 единицы. После публикации этих каталогов было сделано ещё много находок, некоторые из которых были опубликованы на сайте (Vlasatý 2018aVlasatý 2018b).

Находки миниатюр топоров в западной, северной и восточной Европе.
Источник: Jensen 2010: 44; Kucypera – Pranke – Wadyl 2011: 33, Map nr. 3.

Западноевропейские миниатюры, о которых мы будем говорить в этой статье, могут быть разделены на следующие категории (Kucypera – Pranke – Wadyl 2011: 11–26, 29):

  • Тип I по Макарову (74 образца), датированы от середины XI до конца XII века.
  • Миниатюры, похожие на I тип по Макарову (21 образец), датированные второй половиной XI века – серединой XIII века.
  • Тип II по Макарову (30 образцов), датированные от начала XI века до первой половины XII века.
  • Нетипичные миниатюры (29 образцов).

Назначение

Большое количество однотипных предметов разожгло интерес ряда исследователей и побудило к интерпретации их функционального назначения . На данный момент существует несколько версий, самые популярные из которых:

  • Обереги, которые владельцы носили скрытно (Jensen 2010: 43–45; Koktvedgaard Zeitzen 1997: 3, 17; Beck – Jahnkuhn 1973: 567–568),
  • Предметы, связанные с божеством грома (Darkevič 1961; Kulakov 1993),
  • Дары мальчикам во время ритуала инициации\посвящения в мужчины (Paulsen 1939: 159; Panasiewicz – Wołoszyn 2002: 261),
  • Предметы, связанные с членами древнерусской дружины (Makarov 1992: 48–51; Wołoszyn 2006: 591–593),
  • Предметы, связанные с культом святого Олафа, (Kucypera – Pranke – Wadyl 2010: 116),
  • Детские игрушки (Shetelig 1912a; Paulsen 1939: 159; Nadolski 1953: 390).

Нет никаких сомнений в том, что некоторые из миниатюр выполняли функцию подвесок на ожерелья, т.к. они найдены с кольцами или целыми цепочками – несмотря на то, что существуют только три такие находки (Kucypera – Pranke – Wadyl 2010: 36). Это доказательство того, что даже некоторые другие миниатюры в виде топоров выполняли схожую функцию, т.к. они очень маленькие и имеют небольшое отверстие или ушко. Подвески в форме топора известны в Европе ещё со времен античности (eg. Tejral 1982: 131). По крайней мере в одном случае в раннем средневековье миниатюра топора подвешена на маленькую булавку для одежды (Paulsen 1956: Abb. 98g) – это очень интересная деталь, учитывая булавку из Даугмале, к которой также привешена фигурка в форме топора (Paulsen 1956: Abb. 99d). По меньшей мере два топорика без отверстий, которые были найдены в женских захоронениях, располагались на груди вместе с другими амулетами и бусинами, формируя ожерелья.

Источник: Kucypera – Pranke – Wadyl 2010: Tabl. VII:9, VIII:3, XIV:6; Paulsen 1956: Abb. 98g

Связь с богом грома, чаще всего с Перуном, в большей степени основана на орнаменте, который порой находится на миниатюрах. Тем не менее, эта интерпретация имеет свои проблемы, и есть целый ряд критиков, которые относятся к ней с осторожностью (Kucypera – Pranke – Wadyl 2011: 43). Орнамент изначально просто предполагает, что миниатюры могли иметь декоративное назначение, о чем также свидетельствуют материалы изготовления. Зачастую создается впечатление, что украшения и орнаменты лишь копируют орнаменты, используемые на обычных топорах.

Обычные топоры (верхний ряд) в сравнении с их миниатюрами, X – XII век. Источник: Atgāzis 1998; Paulsen 1956; Kucypera – Pranke – Wadyl 2011. Ссылка на высокое разрешение.

Но схожесть с оригинальными топорами прослеживаются не только в орнаментах. Края этих миниатюр заостряются на широком конце, как и настоящие топоры. Как минимум в 10 случаях (это 7% от общего количества) миниатюры крепились на деревянных рукоятках, от которых остались лишь фрагменты (Kucypera – Pranke – Wadyl 2010: cat. 13, 21, 48, 51, 57, 65, 120, 124, 135, 152). Ешё две находки металлоискателей из Белоруссии и Украины были опубликованы Koršun (Koršun 2012: cat. D-6, D-44). Одна находка на данный момент выставлена на продажу на eBay (eBay 2019), другая на порталах Mešok (Mešok 2019) и Violity (Violity 2019). Три спорных предмета можно обнаружить на сервере Аркаима (Arkaim 2019). По меньшей мере в одном случае миниатюрный топор закреплен клином (Kucypera – Pranke – Wadyl 2010: cat. 21, tabl. III: 3). Кажется вполне возможным, что гораздо большее число миниатюр топоров имели деревянную рукоятку, но только несколько сохранились до наших дней.

Фрагменты деревянных рукояток.
Источник: Kucypera – Pranke – Wadyl 2010: Tabl. II:1, III:3, IV:8, V:1,6, VI:3, XI:1,5, XIV:3; Koršun 2012: 152, 160, kat. D-6, D-44; eBay 2019; Mešok 2019; Violity 2019; Arkaim 2019.

Более половины всех миниатюр были найдены в городищах на территории поселений. Довольно большое количество найдено вне какого-либо захоронения. Важно отметить, что 11 находок сделаны в захоронениях (5 – в мужских, 2 – в женских). Всего 7 в детских могилах. Чаще всего топорики помещались у правого бедра, на ногах, а в случае с женщинами – также на груди (Kucypera – Pranke – Wadyl 2011: 30).


Миниатюры топоров, найденные в захоронениях.
Источник: Kucypera – Pranke – Wadyl 2011.

Основываясь на наличии рукояток у топориков, авторы последнего каталога предположили, что подобные предметы не носились как ожерелья, а скорее носились на поясе (Kucypera – Pranke – Wadyl 2011: 37). В случае некоторых детских захоронений мы не слишком отдалимся от правды, если предположим, что миниатюрные топоры символически представляли образ настоящего топора. Миниатюрные топоры с рукоятками также встречаются и в других европейских регионах – некоторые носились как ожерелье, те же, у которых нет ушка, скорее предназначались для носки в кошельке.

Миниатюрные топоры с рукоятками.

Слева направо: железная миниатюра топора из Эстонии (источник: Edvards Puciriuss), мыльный камень из Рибе, Дания (Источник: The Northern Emporium project), янтарные топоры из Рибе, Дания ( найдены в 2018 и 1990/1, источник: The Northern Emporium project), бронзовая миниатюра из Хедебю, Германия (Elsner 2004: 79), Бронзовая миниатюра из Мюльхайма, Германия (Koch 1970), Бронзовая миниатюра из Менцлина, Германия (Schoknecht 1977).

Как можно увидеть, приведенные миниатюры весьма различны – они сделаны из разных материалов, разными способами и также они разной формы. Западноевропейские миниатюры, с другой стороны, формируют единообразные группы и отличаются лишь в деталях. Если мы также считаем находки металлоискателей, мы можем говорить о сотнях миниатюр и о феномене, широко распространённом по частотности, времени и географии. Идея о том, что большая часть этих топориков служила подношением мертвецам или была частью ожерелья, не подтверждается в случае с находками в захоронениях, т.к. они представляют собой менее 10% от всего найденного количества официально исследованных образцов. Мы также хотели бы добавить к уже существующим интерпретациям миниатюр несколько своих в попытке всё-таки понять их цель и назначение.


Иные интерпретации, предлагаемые автором

Тот факт, что миниатюры находят на территории всей западной Европы на протяжении нескольких веков – важный знак, говорящий о том, что топоры могли быть высоко ценимой вещью, как практичной, так и красивой. Мы пытаемся объяснить частотность находок, предлагая три дополнительные версии, отличные от версий ожерелий и символического подношения.

Выборка плащевых игл из Западной, Северной и Восточной Европы.
Источник рисунков: Tomáš Cajthaml, grafikacajthaml.cz.

 

Плащевые иглы

Миниатюрные топоры с рукоятками можно сравнить с 30 костяными и 5 бронзовыми плащевыми иглами\шпильками для волос из Западной и Северной Европы. Давайте исследуем эту аналогию. Начиная с Голландии мы знаем более 20 находок костяных иголок в форме топора (Roes 1963: 67–69, Pl. LIV: 1–9). Также по меньшей мере 6 раннесредневековых костяных игл найдены на территории Великобритании (MacGregor 1985: 118, Fig. 64). Ещё 3 иглы найдены в Хедебю в Германии (Schwarz-Mackensen 1976: 27, Abb. 7: 2–3; Schietzel 2014: 355). Известен также ещё один образец из Орхуса, Дания (Roesdahl et al. 2014: 285).

Костяные иглы в форме топоров.
Источник: Roes 1963: Pl. LIV: 1–9; MacGregor 1985: Fig. 64: 15–17, 22; Schwarz-Mackensen 1976: Abb. 7: 2–3.

Металлические варианты игл-топориков довольно редки, но тем не менее, они существуют. Одна находка была сделана в Аггерсборге, Дания (Roesdahl et al. 2014: 283–285). Также нам известна другая игла из Дании, найденная в Авнсогарде (Pedersen 2014: 239, Fig. 7.5). Третья находка – топорик из Айлэндбридж, Ирландия (Harrison – Ó Floinn 2014: 157–158, III. 90). Четвертый образец был найден в Свингесэтер, Норвегия (Shetelig 1912b: 206, Fig. 482). Пятая миниатюра родом из Бьоланда, Норвегия (Petersen 1951: 338, Fig. 184).

Металлические иглы в виде топориков.
Источник: Roesdahl et al. 2014
: 283; Pedersen 2014: Fig. 7.5; Harrison – Ó Floinn 2014: 158, III. 90; Shetelig 1912b: Fig. 482; Petersen 1951: Fig. 184.

Несмотря на недостаток достоверных доказательств из-за плохой сохранности западноевропейских миниатюр с топорищами, есть несколько аргументов в пользу этой интерпретации:

  • Существует почти 40 аналогий из Европы и в том числе топоровидные предметы или миниатюры на некоторых булавках из Восточной Европы.
  • Практичная и полезная конструкция, которая была доказана экспериментально.
  • Эстетический знак, указывающий на социальный статус.
  • Иглы не различаются ни формой, ни материалами от других раннесредневековых плащевых игл с длинной иглой.
  • Традиция использования скандинавских игл с кольцом и игл с миниатюрным флюгером в Восточной Европе (Chvoščinskaja 2004; Schmidt 2005).
  • Специфично сломанные рукоятки прямо под миниатюрным топором.
  • Размещение в могилах с правой стороны тела не отрицает возможность использования в качестве плащевой иглы, т.к. много северо- и восточноевропейских игл носились таким образом (Thunmark-Nylén 1984: 11, Abb. 2.3; Lehtosalo-Hilander 2000: 206–207; Stepanova 2009: Rys. 19, 194) и весь миниатюрный топор из Никольского III был «завёрнут в ткань» (Kucypera – Pranke – Wadyl 2011: 88, kat. 56).

Эксперимент: Бронзовый литой миниатюрный топор (производство: Wulflund) с деревянной иглой, которая скрепляет ткань. Мы пробовали несколько способов крепления шнурка, в итоге двусторонняя фиксация на игле оказалась наиболее эффективной.

Я представил эту теорию Павлу Куцыпера, автору каталога западноевропейских миниатюр топоров, который прокомментировал эксперимент следующим образом: «Я не могу отрицать такую возможность. Идея сравнить миниатюры топоров с плащевыми иглами интересна, однако данный концепт невозможно проверить до конца». Нам следует подождать дальнейших находок миниатюр, которые смогут доказать или опровергнуть эту теорию.

Реконструкция ножен для лезвия топора, найденных в Шлезвиге, Германия. Автор: Stephan Meinhardt.

 

Клин, фиксирующий ножны для лезвия топора

Несмотря на то, что это маловероятно в связи с недостаточным количеством проводимых раскопок, нельзя отрицать возможность, что часть миниатюр с топорищем могла функционировать как клинья для фиксации ножен на лезвии топора. Начиная с раннесредневековой Европы, нам известны только одни такие клинья, в частности, из Хедебю, Германия (HbH.432.002; Westphal 2007: 55, Taf. 30:3), которые были вставлены во внутреннюю часть ножен со стороны топора. Хотя есть и другие ножны, предполагающие использования клинышек. В частности, мы говорим о ножнах из Новгорода, в которых есть отверстия на его выступах, что соотносятся с отверстиями на восточноевропейских топорах (Kainov – Singh 2016). Так, мы можем предположить, что эти отверстия на топорах служили как простой способ привязывания ножен, которые затем закреплялись клином со стороны. Такое универсальное решение потребовало бы огромного количества клинышек, что могло бы объяснить присутствие миниатюрных топоров повсеместно на протяжении долгого времени. Форма миниатюрного топора также подходит для этой цели. Более того, как предполагают ножны из Шлезвига, украшенные резьбой в виде двух топоров, в менталитете того времени не считалось зазорным украсить ножны для топора другим топором (Saggau 2006: 264; Abb. 44:13, Abb. 45). Ранее выдвигались версии, что у миниатюрных топоров могли быть даже свои ножны, которые могли быть привязаны к миниатюре благодаря отверстию на ней (Makarov 1992: 37; Panasiewicz – Wołoszyn 2002: 251). Однако это предположение пока ещё не было подтверждено.

Раннесредневековые ножны топоров с предполагаемыми способами крепления. Источник: Westphal 2007: Taf. 30:3; Kainov – Singh 2016: Rys. 2.
Источник рисунков: Tomáš Cajthaml, grafikacajthaml.cz.

Вотивный дар во время колонизации

В XI веке мы стали свидетелями глобальных изменений в древнерусских поселениях, их движение к прежде незаселенным землям. Старые поселения исчезали, в результате чего образовывалась тесная сеть из маленьких городков и деревень у крепостей. Благодаря их новоприобретенному экономическому и политическому потенциалу, они стремились к независимости и пытались вырваться из-под власти Киева (Kotyčev 2016: 246–248). Эта эпоха, иногда называемая «эпохой малых городов», заимствует использование миниатюрных топоров у Восточной Европы.

В других частях Европы, как мы знаем, в раннем средневековье топор как орудие играл главную символическую роль в возделывании земли, и нередко когда осваивались новые земли, поселенцы зажигали костёр или хоронили топор в землю как символ привнесения порядка на эти земли (Starý – Kozák 2010: 44–45). Более того, топоры хоронили ещё в позднем Неолите, чтобы очертить границы земли и защитить её от бедствий (Rønne 2008).

Нам не следует забывать, что большая часть топоров была найдена вокруг маленьких городов, поселений или деревень. Феномен миниатюрных топоров в восточной Европе также может быть связан с внутренней колонизацией и трансформацией структуры поселений в XI– XIII вв.


Заключение

В данной статье мы попытались взглянуть глубже в проблему миниатюр восточноевропейских топоров, с целью раскрыть её сообществу реконструкторов. Мы обсудили множество возможных целей и назначений данных предметов. Наше предположение в том, что географическая и временная распространённость данного явления отражает его практическую роль. Мы предполагаем, что миниатюры служили следующим целям:

  1. Привески в женских ожерельях, плащевые иглы.
  2. Символическое преподношение от родителя к своему умершему ребенку.
  3. Вотивный дар при колонизации новых земель.

Эти функции также предполагают, что миниатюрные топоры играли важную роль в жизни своего владельца, роль, которая могла измениться во времени и контексте событий:

  • Разграничение культурной среды, привнесение порядка в дикую среду.
  • Принесение удачи и иных благ (сохрание здоровья и духа, защита от опасностей).
  • Украшение.
  • Образ настоящего топора.

Позвольте на этом закончить нашу статью. Спасибо за ваше время, которое вы провели, читая эту статью, и мы с радостью ждём ваших комментариев.


I hope you liked reading this article. If you have any question or remark, please contact me or leave a comment below. If you want to learn more and support my work, please, fund my project on Patreon or Paypal.


Библиография

Печатные источники

Atgāzis 1998 = Atgāzis, Māris (1998). Tuvcīņas ieroči senajā Latvijā 10.-13.gadsimtā. Doktorská práce, Latvijas Universitāte, Riga.

Beck – Jahnkuhn 1973 = Beck, H. – Jahnkuhn, H. (1973). Axtkult. In: Hoops, J. (red.). Reallexikon der Germanischen Altertumskunde, B. 1, 562–568.

Darkevič 1961 = Даркевич, В. Л. (1961). Топор как символ Перуна в древнерусском язычестве // Советская археология, № 4, 91–102.

Elsner 2004 = Elsner, Hildegard (2004). Wikinger Museum Haithabu : Schafenster einer frühe Stadt, Neumünster.

Harrison – Ó Floinn 2014 = Harrison, Stephen H. – Ó Floinn, Raghnall (2014). Viking Graves and Grave-Goods in Ireland. Medieval Dublin Excavations 1962-81, Series B, Dublin.

Chvoščinskaja 2004 = Хвощинская, Н.В. (2004). Некоторые аспекты изучения кольцевидных булавок на территории Древней Руси // Славяне и финно-угры. Контактные зоны и взаимодействие культур. Доклады российско-финляндского симпозиума по вопросам археологии и истории (7-10 октября 2004 г., Пушкинские Горы), СПб., 130-140.

Jensen 2010 = Jensen, Bo (2010). Viking Age Amulets in Scandinavia and Western Europe, Oxford.

Kainov – Singh 2016 = Каинов С.Ю. – Сингх В.К. (2016). Деревянный чехол топора с Троицкого раскопа // Новгород и Новгородская земля. Вып. 30, 196–203.

Koch 1970 = Koch, Robert (1970). Waffenförmige Anhänger aus merowingerzeitlichen Frauengräbern. In: Jahrbuch des Römisch-germanischen Zentralmuseums Mainz 17, 285-293

Koktvedgaard Zeitzen 1997 = Koktvedgaard Zeitzen, Miriam (1997). Amulets and Amulet Use in Viking Age Denmark. In: Acta Archaeologica 68, 1–74.

Koršun 2012 = Коршун В.Е. (2012). Языческие привески Древней Руси X–XIV веков. Выпуск I: Обереги, Москва : Группа ИскателИ.

Kotyčev 2016 = Котышев, Дмитрий (2016). Русская земля в X-XII вв.: центр и периферия // Древняя Русь: во времени, в личностях, в идеях, Т. 5, 233-252.

Kucypera – Pranke – Wadyl 2010 = Kucypera P. – Pranke P. – Wadyl S. (2010). Wczesno-średniowieczne miniaturowe toporki metalowe z Europy Środkowo-Wschodniej i Północnej. Korpus zabytków. In: P. Kucypera, S. Wadyl (eds.). Życie codzienne przez pryzmat rzeczy, t. 1, Toruń, 103–176.

Kucypera – Pranke – Wadyl 2011 = Kucypera P. – Pranke P. – Wadyl S. (2011). Wczesnośredniowieczne toporki miniaturowe, Toruń.

Kulakov 1993 = Кулаков В.И. (1993). Культовое оружие балтов и славян X-XII вв. // Slavia Antiqua, t. XXXIII, 115–130.

Lehtosalo-Hilander 2000 = Lehtosalo-Hilander, Pirkko-Liisa (2000). Luistari: A History of Weapons and Ornaments: Luistari IV, Helsinki.

MacGregor 1985 = MacGregor, Athur (1985). Bone, Antler, Ivory & Horn: The Technology of Skeletal Materials Since the Roman Period, London.

Makarov 1992 = Макаров Н.А. (1992). Древнерусские амулеты-топорики // Российская археология, №2, 41–56.

Nadolski 1953 = Nadolski, Andrzej (1953).Miniaturowy toporek z grodziska w Tumie pod Łęczycą. In: Przegląd
Archeologiczny, t. 9, 389–391.

Panasiewicz – Wołoszyn 2002 = Panasiewicz, W. – Wołoszyn, M. (2002). Staroruskie miniaturowe toporki z Gródka, pow. Hrubieszów. In: Archeologia Polski, t. 47:1–2, 245–286.

Paulsen 1939 = Paulsen, Peter (1939). Axt Und Kreuz bei den Nordgermanen, Berlin.

Paulsen 1956 = Paulsen, Peter (1956). Axt und Kreuz in Nord- und Osteuropa, Bonn.

Pedersen 2014 = Pedersen, Anne (2014a). Dead Warriors in Living Memory. A study of weapon and equestrian burials in Viking-age Denmark, AD 800-1000, Publications from the National Museum. Studies in Archaeology & History Vol. 20:1 1. (Text), Copenhagen.

Petersen 1951 = Petersen, Jan (1951). Vikingetidens redskaper. Skrifter utgitt av Det Norske videnskapsakademi i Oslo 2, Oslo.

Roes 1963 = Roes, Anna (1963). Bone and Antler Objects from the Frisian Terp-mounds, Haarlem.

Roesdahl et al. 2014 = Roesdahl, E. – Sindbæk, S. M. – Pedersen, A. – Wilson, D. M. (ed.) (2014). Aggersborg : The Viking-Age settlement and fortress, Højbjerg.

Rønne 2008 = Rønne, Ola (2008). Langhus, økser, gårder og grenser under senneolitikum. In: Konstantinos Childis – Julie Lund – Christopher Prescott (eds.), Facets of Archeology: Essays in Honour of Lotte Hedeager on her 60th Birthday, Oslo, 577-584.

Saggau 2006 = Saggau, H. E. (2006). Gehauene und geschnitzte Holzfunde aus dem mittelalterlichen Schleswig. In: Holzfunde aus dem mittelalterlichen Schleswig (Ausgrabungen in Schleswig. Berichte und Studien 17), Neumünster: 199–304.

Shetelig 1912a = Shetelig, Haakon (1912). En miniatyrøks av bronse fra vikingetiden. In: Bergens Museums Årkbok, 13, 3–18.

Shetelig 1912b = Shetelig, Haakon (1912). Vestlandske graver fra jernalderen, Bergen.

Schietzel 2014 = Schietzel, Kurt (2014). Spurensuche Haithabu, Neumünster – Hamburg.

Schoknecht 1977 = Schoknecht, Ulrich (1977). Menzlin. Ein frühgeschichtlicher Handelsplatz an der Peene. Beiträge zur Ur- und Frühgeschichte der Bezirke Rostock, Schwerin und Neubrandenburg 10, Berlin.

Schmidt 2005 = Шмидт, Е.А. (2005). Курганный могильнику пос. Новоселки // Смоленские древности, Вып. 4, Смоленск, 146–218.

Schwarz-Mackensen 1976 = Schwarz-Mackensen, Gesine (1976). Die Knochennadeln von Haithabu. Berichte über die Ausgrabungen in Haithabu, Bericht 9, Neumünster.

Starý – Kozák 2010 = Starý, Jiří – Kozák, Jan (2010). Hranice světů: Staroseverský Midgard a Útgard ve strukturalistických a poststrukturalistických interpretacích. In: Religio, 18/1, Brno, 31–58.

Stepanova 2009 = Степанова, Ю.В. (2009). Древнерусский погребальный костюм Верхневолжья, Тверь, Тверской государственный университет.

Tejral 1982 = Tejral, Jaroslav (1982). Morava na sklonku antiky, Praha.

Thunmark-Nylén 1984 = Thunmark-Nylén, Lena (1984). Ringnadeln. In: Arwidsson, Greta (ed.) Birka II:1. Systematische Analysen der Gräberfunde, Stockholm, 5–14.

Westphal 2007 = Westphal, Florian (2007). Die Holzfunde von Haithabu, (Die Ausgrabungen in Haithabu 11), Neumünster.

Wołoszyn 2006 = Wołoszyn, Marcin (2006). Ze studiów nad obecnością ruską i skandynawską na ziemiach polskich w X–XII wieku. In: M. Dworaczyk et al. (red.). Świat Słowian Wczesnego Średniowiecza, Szczecin–Wrocław, 595–614.

 

Онлайн-ресурсы

Arkaim 2019 = „Амулеты и обереги“. In: Arkaim [online]. [cit. 2019-03-16]. Available at: http://arkaim.co/gallery/category/88-amulety-i-oberegi/

eBay 2019 = „Bronze Axe amulet pendant 51mm. 800-1300AD. Viking“. In: eBay [online]. [cit. 2019-03-16]. Available at: https://www.ebay.com/itm/Bronze-Axe-amulet-pendant-51mm-800-1300AD-Viking/223315384736?hash=item33fea259a0:g:6fsAAOSwRK9b1i–

Mešok 2019 = „Амулет топорик с остатаками древка Редкость!“. In: Мешок [online]. [cit. 2019-03-16]. Available at: https://meshok.net/item/78088655_%D0%90%D0%BC%D1%83%D0%BB%D0%B5%D1%82_%D1%82%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%BA_%D1%81_%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%BA%D0%B0%D0%BC%D0%B8_%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BA%D0%B0_%D0%A0%D0%B5%D0%B4%D0%BA%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C

Violity 2019 = „Амулет-топорик с частью топорища“. In: Violity [online]. [cit. 2019-03-16]. Available at:
http://arc.violity.com/amulet-toporik-s-chastyu-toporicsha-29739585

Vlasatý 2018a = Vlasatý , Tomáš (2018). „Z manažera archeologem“ : Dokumentace detektorového nálezu středověkých šperků. In: Projekt Forlǫg: Reenactment a věda [online]. [cit. 2019-03-12]. Available at: https://sagy.vikingove.cz/z-manazera-archeologem/

Vlasatý 2018b = Vlasatý , Tomáš (2018). Interní soutěž skupiny Herjan. In: Projekt Forlǫg: Reenactment a věda [online]. [cit. 2019-03-12]. Available at: https://sagy.vikingove.cz/interni-soutez-skupiny-herjan/

1. února 2020

Napsat komentář

Vaše emailová adresa nebude zveřejněna. Vyžadované informace jsou označeny *

patreon - sponzoring

Rozvoj tohoto webu je mou prací na plný úvazek. Pokud se Vám tento projekt líbí a chtěli byste mne v jeho tvorbě podpořit, můžete se stát mým sponzorem prostřednictvím Patreonu.

The development of this site is my full-time job. If you like this project and would like to support me in its creation, you can become my Patreon sponsor.

KONTANTUJTE MĚ! - CONTACT ME!

Máte-li jakýkoli dotaz, nabídku či připomínku, můžete mne jednoduše zkontaktovat skrze kontaktní formulář. Těším se na Vaše zprávy!

If you have any questions, offers or comments, you can simply contact me via the contact form. I look forward to your messages!